Гражданам на заметку

a

Последние годы законодатель активно корректирует нормативные акты, опосредующие работу судов, стараясь сделать ее более легкой и комфортной. Иногда нововведения построены так, что могут пострадать права и охраняемые нормами законодательства интересы участников судебного процесса. В статье рассматриваются механизмы, правовые конструкции, на основании которых сторона может просить об отводе судьи. Это возможно в случае, когда есть причины сомневаться в том, что при рассмотрении дела он окажется справедливым и беспристрастным. Предложенный правовой механизм равно применим и в гражданском, и в головном процессе. Статьи кодексов (16 ГПК РФ и 61 УПК РФ) предлагают практически идентичные снования для отвода, но рассмотрение конструкции на примере гражданского процесса окажется более актуальным.

Важность и своевременность рассмотрения вопроса именно в рамках ГПК РФ, недавние изменения ч. 4 ст.19 ГПК РФ полностью исключили вероятность подачи повторного заявления по тем же причинам, что и в первый раз. Если вначале получен отказ, повторно по тем же основаниям заявить об отводе кодекс напрямую запрещает. Именно это обуславливает необходимость скрупулезного и внимательного отношения к подготовке заявления об отводе. В августе 2019 года схожая редакция нормы вступила в силу в УПК РФ.

ГПК РФ в ч. 1 ст. 16 предлагает сторонам возможность воспользоваться следующими основаниями для подачи заявления об отводе:

  • Дело рассматривается же не в первый раз и в ситуации, кода оно было рассмотрено впервые, судья уже участвовал в процессе, но в роли не судьи, а любого другого участника процесса, например, представителя стороны, секретаря заседания, свидетеля, прокурора, специалиста, эксперта или даже переводчика.
  • Судья находится в родстве или в свойстве (отношения, создаваемые через брак членов семей) с любым участником процесса или его представителем.
  • У судьи можно найти личный интерес в определенном исходе дела, могут быть и иные обстоятельства, перечень которых не приведен, которые позволяют сомневаться в том, что спорт будет рассмотрен с опорой на принципы объективности и отсутствия личных пристрастий.
  • Дело решается судьей не единолично и в составе суда есть судьи, имеющие между собой родственные связи.

В октябре 2019 в силу войдет еще одна норма, судье может быть заявлен отвод, если ранее он был судебным примирителем по этому делу. 1-2 и 4 основание для отвода редко вызывает вопросы у сторон или их представителей при подготовке заявления, а вот п. 3) иногда оказывается сложным для восприятия. Несмотря на это, львиная доля заявлений об отводе опирается именно на основания, предусмотренные именно в п.3). Практика предполагает такие постоянно повторяющиеся на практике поводы для сомнений, как:

  • судья публично или в частной беседе высказал свою позицию об исходе процесса еще до вынесения вердикта;
  • он, его родня или знакомые ему люди могут получить какие либо преференции или выгоды любого характера, как материального или правого, так и иного, если дело будет разрешено определенным образом;
  • ранее фиксировалась служебная или иная форма зависимости судьи от любого из участников процесса;
  • судья грубо нарушил пределы своей компетенции, каким либо образом создал препятствия для реализации прав и интересов сторон.

Следует учитывать, что Конституция РФ в ст.46  обеспечивает всем гражданам страны безусловную защиту их прав.  При этом в своей деятельности судьи абсолютно независимы, на их решения влияют только основной и федеральные законы. К ним относится и ГПК РФ, кодекс в ст. 2 провозглашает следующие задачи, стоящие перед судебной системой:

  • Своевременное, компетентное разрешение споров. Суд должен действовать таким образом, чтобы защитить нарушенные или  подвергнутые сомнению права всех субъектов, к которым относится государство (РФ), ее территориальные единицы, граждане, иные лица, которые выступают стороной договора, контракта, семейного или административного правоотношения.
  • Усиления значимости приоритета закона законности, необходимости правопорядка, превентивные действия по отношению к возможным нарушения нормативных актов, создание системы, при которой будет создаваться уважение к авторитету системы.

Интересно, что исходя из ч.2 ст. 7 ПК РФ в той ситуации, когда судья  слушает спор или выполняет  какие-либо процессуальные действия самостоятельно, единолично, он все равно выступает не от своего имени, а от лица всего суда как органа. Кроме законов, на поведение арбитров так или иначе влияет Кодекс судейской этики (КСЭ), который в п.2 ст.11 обязывает их к проявлению высокого профессионализма, к рассмотрению дел исключительно грамотно и быстро. Судья, реализуя свои полномочия, должен опираться только на объективную оценку фактических и правовых обстоятельств дела, сформированную на базе собственных мнений. Он обязан относиться с уважением к  позиции участников  дела и предоставленным им законом процессуальным возможностям. Он не может в своем решении зависеть от любой формы внешнего давления, поддаваться угрозам, идти на поводу у третьих лиц, позволяющих себе влиять на процесс его принятия, вне зависимости от того, какого уровня лицо осуществляет давление и какими мотивами, обоснваниями и целями оно аргументируется (ст.8 КСЭ).

Если анализировать две нормы Конституции РФ, корреспондирующиеся между собой, а именно ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 120, то можно выявить, что судебным контролем признается способ разрешения споров исключительно на основе независимости и беспристрастности. Право человека воспользоваться механизмом, действующим на основе этих принципов, вытекает и из норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В п.1 ст. 6 этого документа заявляется, что любой человек имеет безусловное право на справедливое и публичное (открытое) рассмотрение дела в разумный срок независимым и беспристрастным судебным органом, созданным на основании требований национального законодательства.

Наша страна уже давно стала участником этой Конвенции. В соответствие с ней в полной мере обязательной признается юрисдикция ЕСПЧ во всех ситуациях, связанных с толкованием как самой Конвенции, так и прилагаемых к  ней протоколов в тех случаях, когда можно предположить, что РФ нарушила в той или иной мере нормы этих документов и это нарушение совершено уже после ратификации и вступления данного документа в силу в отношении РФ. Об этом говорится в законе №54-ФЗ от 30.03.1998, посвященном особенностям действия  этих международных актов на территории РФ.

Исходя из названных норм суды обязаны применять документ, опираясь на практику ЕСПЧ, и их решения должны быть направлены на избежание любого нарушения этого основополагающего интернационального акта. Об этом говорится в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ № 5 от 10.10.2003.

Критерии, по которым суд может быть признан абсолютно беспристрастным, отчетливо сформулированы в некоторых решениях ЕСЧП. Это п. 25, 27 постановления от 26.02.1993 «Падовани против Италии», п. 28, 30 постановления от 28.02.1996 «Фэй против Австрии» и п. 30 постановления от 10.06.1996 «Пуллар против Британии». Выглядят эти критерии следующим образом:

  • Критерий отсутствия предубеждений имеет свое определение, суд, в первую очередь, должен быть «субъективно беспристрастным». Это значит, что никто из членов судебного состава не вправе каким-либо образом проявлять свои личные отношения, мнения, позиции. Следует понимать, что  эта характеристика презюмируется, если не доказано иное. Субъективная пристрастность выражается в наличие личных, персонифицированных убеждений судьи по конкретному делу.
  • Во вторую очередь, суду должна быть присуща объективная беспристрастность. Необходимо обеспечить сторонам определенные и достаточные гарантии, которые исключат какое-либо сомнение в наличии пристрастия. Для возникновения такого сомнения должны присутствовать факты, проверенные, объективные и доказанные, которые будут свидетельствовать о том, что сомнения в беспристрастности имеют основание. Такие факты дают основания для сомнений вне зависимости от поведения судьи. Если опасения объективны – то судья, по отношению к которому есть обоснованные основания для подозрения, обязан самостоятельно принять решение выйти из дела.

Важно, что КС РФ постоянно подчеркивает то, что РФ является правовым государством и, в связи с этим, необходимо создать и поддерживать работоспособность эффективной системы гарантирования защиты прав и свобод человека и гражданина  при помощи правосудия, отвечающего требованиям абсолютной справедливости (постановления  КС РФРФ от 16.03.1998 г. № 9-П, от 10.02.2006 г. № 1-П).

В равной степени важно, что судебная защита обеспечивается гражданину, но суд не обязан сам устанавливать истину, она выявляется на основе состязательности и равноправия участников (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Все отмеченные выше принципы реализации права на правосудие обеспечиваются нормами процессуального законодательства. Принцип самостоятельно соревнования сторон также дополнительно отражен в ч.1 ст.12 ГПК РФ.

Далее, опираясь на ч.2 ст.12 кодекса, суд, прилагая усилия для сохранения независимости, объективности и беспристрастности, обязан руководить процессом таким образом, чтобы создать достаточные условия для того, чтобы стороны имели возможность привести все доводы, достаточные для установления всех реально происходивших и ставших причиной спора фактов. Именно это станет основой для достижения ранее заявленных задач. Суд, в данном случае реализуя принцип руководства ходом слушания дела, гарантирует гражданам право на защиту (см. ст.46 Конституции РФ и определение КС РФ от 26.04.2016 г. № 859-О).

В этой ситуации, чтобы стороны в деле могли бы рассчитывать на беспристрастность лица, которое выносит решение, законодатель ввел институт отвода, предусмотрев его в ГПК РФ. Кодекс четко охарактеризовал все обстоятельства, которые станут основанием для него, являясь серьезной причиной невозможности соблюдения принципа беспристрастности. Повторяясь, надо отметить, что решение об отводе будет принято, если арбитр лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела или возникли иные факты, которые дают сторонам  поводы сомневаться в его объективности.

Процедура рассмотрения заявления также предусмотрена кодексом. Вопрос рассматривается с учетом мнения всех участников процесса, а также того судьи, которому заявлен отвод, если он сочтет необходимым дать свои пояснения. Сформированное решение выражается в виде определения согласно нормам ст. 20 ПК РФ.

Таким образом, стороны   уверены в беспристрастности арбитров, если специальным определением суда не будет установлена их необъективность. Если дело слушается единолично, сторонам требуются определенные гарантии того, что у судьи нет мотивов решить его необъективно. Следовательно, заявление требования об отводе и мотивированное определение, которое подтвердит отсутствие любых признаков заинтересованности, становится таковой гарантией.

Дополнительным фактором, обеспечивающим объективность, становится механизм, в рамках которого все вынесенные акты проходят проверку в вышестоящих инстанциях. Каждое конкретное дело должно проверяться вышестоящими апелляционными и кассационными судами в том числе и на то, насколько были соблюдены указанные принципы. Именно об этом говорят определения КС РФ от 8.02.2007 г. № 325-О-О, от 20.03.2008 г. № 155-О-О, от 15.07.2008 г. N 465-О-О.

При апелляции, кассации, надзор выявят факты, говорящие о том, что судья был небеспристрастен или своим поведением вызвал сомнения в объективности решения, вышестоящая инстанция может направить дело в первую.

Если одновременно анализировать нормы основного закона и нормы Конвенции, которые должны учитываться судами приоритетно, то, опираясь на практику ЕСПЧ и ст.12, 16, 21 ГПК РФ, можно сделать вывод, что право на получение судебной защиты становится основополагающим конституционным правом каждого и одновременно гарантией соблюдения остальных прав. Для этого права его основным свойством и важнейшим условием его реализации станет право личности рассчитывать на беспристрастный суд. Гарантией реализации именно этого права становится возможность отвода судей, предоставленная ГПК РФ.

Современное гуманистическое и демократическое общество должно предполагать, что личность испытывает доверие к суду, в его беспристрастности можно сомневаться только тогда, когда существуют объективные факторы, обоснованные доказательства, которые могут говорить об обратном. Орган, в который направлено заявление об отводе, обязан установить правомерность сомнений в объективности, и, проанализировав их, вынести правосудное определение.

Все ситуации, связные с возможностью отвода судей, регулирует глава 2 ГПК РФ, где прописаны поводы для подачи заявления и они будут общими для всех стадий гражданского судопроизводства. Если заявителю несправедливо будет отказано, это нарушит его право на справедливое судебное разбирательство. Это станет основой для ограничения возможностей гражданина и участника процесса и умалит принцип беспристрастности суда.

Иногда сомнения в том, что судья объективен, вызываются отдельными злоупотреблениями им своими правами. Эти шаги бывают направлены на ущемление интересов участников процесса. Иногда такое поведение может говорить о том, что в действиях арбитра можно обнаружить коррупционные предпосылки.

Как гласит закон 25.12.2008г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», под определением коррупции следует понимать не только фактические действия по даче, получении мзды, но и иные, часто связанные с такими дополнительными составами, как злоупотребление служебным положением, коммерческий подкуп.

Любое использование чиновником или судьей своего служебного положения в личных целях, в ущерб интересам общества ли государства может быть расценено как коррупция. При этом государственный служащий получает не только личную материальную выгоду в виде какого-либо имущества или услуг, но в качестве преференций иногда рассчитывает на получение определенного и актива или и прав для членов своей семьи или третьих лиц.

Закон акцентирует внимание на том, что для эффективной борьбы с коррупцией требуется взаимодействия государства и общества, в нормах т.7 установлены те виды деятельности, которые должны вести госорганы в целях противодействия ей. Среди них:

  • создание и внедрение эффективного механизма, в рамках которого госорганы будут взаимодействовать с парламентскими и общественными комиссиями и советами, а также с институтами гражданского общества по всем вопросам, относящимся к борьбе с коррупцией;
  • создание правового и административного механизма, нацеленного на увеличения доли участия государственных и муниципальных служащих в борьбе с коррупцией, в создании общественного мнения, отрицательно по отношению к коррупционным проявлениям;
  • усиления контроля за ответами на запросы граждан в госорганы, содержащими тематику, связанную с борьбой с коррупцией.

В РФ существуют законодательно установленные принципы, опосредующие борьбу с коррупцией, и среди них нужно назвать основной- эффективное сотрудничество государства с гражданами. Закон понимает термин «противодействие коррупции» как организованную деятельность государственных органов власти, муниципалитетов, общественных организаций, юридических лиц, граждан, направленную на искоренение коррупционных проявлений (ст. 13 Закона). Эти шаги направлены на:

  • предупреждение коррупционных проявлений, их выявлению, устранению негативных последствий, профилактике;
  • выявление, предупреждение, остановку, расследование преступлений правонарушений, связанных с коррупцией;
  • устранение и уменьшение вреда, вызванного коррупционными правонарушениями.

В том случае, когда заявленные основания для отвода судей позволяют предполагать наличие коррупционного фактора, их установление судом может стать основой для дальнейшего привлечения судей к уголовной ответственности.

Важно иметь в виду, что суды крайне редко соглашаются удовлетворить заявление об отводе. При этом вынесенные определения страдают недостатком мотивации и логичных доводов. Тем не менее, сложившаяся практика не должна стать основанием для отказа от подачи заявления об отводе. Если фактов, подтверждающих предвзятость судьи достаточно, отказ в удовлетворении заявления станет достаточным снованием для направления иска в ЕСПЧ.

Признание судом права собственности на самовольную постройку

Эта статья рассматривает судебную практику, сложившуюся на осень 2019 года и освещает все практические и правовые условия, необходимые для того, чтобы самовольная постройка получила легитимный статус, а право собственности на нее было установлено в судебном порядке. ГК РФ в п. 3 ст. 222 ГК РФ предусматривает механизм такого признания. Субъектом или будущим собственником может оказаться лишь то лицо, которому земельный участок, где возведена постройка, принадлежит на праве собственности или он пользуется им на основании права пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования. Реализация этой опции требует одновременного присутствия нескольких факторов, это:

  • статус земельного участка должен позволять возводить на нем новые строения;
  • постройка должна соответствовать действующим на момент обращения градостроительным требованиям;
  • сохранение строения не нарушает права других лиц, не угрожает их жизни и здоровью.

Очевидно, что прав на иск о признании права собственности на незаконную постройку может быть только у того лица, которому участок принадлежит на праве собственности, иного вещного права. Но судебная практика не исключает и возможность узаконить самовольную постройку, если она сооружена на арендуемом участке. Необходимо изучить Обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, этот документ подготовлен и утвержден Президиумом ВС РФ 19.03.2014. Там прямо говорится, что право собственности на такое строение, возведенное на арендованном участке, допускающем новое строительство, может быть судом признано. Для этого достаточно только отсутствие существенных нарушений градостроительных норм и правил, и гарантии, что новее сооружение не нарушает права иных лиц и не угрожает их жизни и здоровью.

Важно, при изучении второго условия оформления, что право, на основании которого истец пользуется участком, должно допускать возможность строительства на нем. Для того, чтобы убедится в этом, нужно изучить градостроительную документацию, выявить наличие или отсутствие охранных зон, тщательно изучить целевое использование и связанные с ним ограничения. Если строение возведено на арендованном участке, следует внимательно изучить его условия. Если договор разрешает строить только временные конструкции, исключая возможность капитального строительства, право на самовольную возведенную постройку не будет узаконено.

При рассмотрении третьего условия суд будет исходить из нормы о том, что на момент обращения в суд постройка должна соответствовать установленным требованиям. ГК РФ в п. 2 ст. 222 ГК РФ отмечает, что под установленными требованиями понимается совокупность норм, присутствующих в правилах строительства и землепользования, градостроительной документации, генеральных планах поселений, технических нормах, опосредующих параметры нового строительства, иных нормах закона.

В ст. 30 ГрК РФ можно найти норму о том, что в состав правил землепользования и застройки сейчас включаются градостроительные регламенты. В этих нормативных актах по отношению к земельным участкам и объектам капитального строительства, определяются такие параметры, как виды разрешенного использования участка, предельные измеримые параметры застройки или реконструкции (этажность, площадь, расположения), различные ограничения, установленные законом.

Также необходимо отметить, что по ч. 4 ст. 41 ГрК РФ к такой документации, которая опосредует правила планировки территории, относятся проект планировки территории и межевые документы, если участок ранее не был выделен в отдельный объект.

Суд вряд ли будет самостоятельно разбираться в соответствии представленных документов закону, упросить задачу поможет самостоятельное назначение строительно-технической экспертизы, о чем потребуется заявить суду дополнительное ходатайство.

Четвертое условие касается безопасности новой постройки, она не должна умалять права других людей, угрожать их жизни и здоровью. Эти параметры также можно установить и представить суду в виде доказательств методом назначения строительно-технической экспертизы. Если отдельно рассматривать Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, документ был утвержден Пленумом ВС РФ 19.03.2014, можно увидеть, что суд, кроме градостроительных регламентов и их соблюдения, захочет увидеть, не были ли нарушены экологические, пожарные, санитарные нормы, не нарушены ли правила охраны объектов культуры и истории. Экспертиза поможет точно показать суду, что нормы и правила строительства не были нарушены, отступления от градостроительных регламентов не допущено.

Но в ряде случаев судья может согласиться заслушать только мнение специалиста в области строительно-технической экспертизы и принять его во внимание. Внесудебное исследование дешевле экспертизы и его быстрее подготовить.

Если рассматривать пятый фактор, влияющий на решение суда, нужно обратится к нормам постановления Пленума ВС РФ  №10, ВАС РФ №22 от 29.04.2010. В п.26 отчетливо определено, что факт отсутствия разрешения на строительство не является основанием для отказа от признания права собственности на самовольную постройку. Но документ, в свою очередь, обязывает суд проверить добросовестность заявителя, предпринимал ли он мер, по легализации постройки, к получению разрешения на стройку, к оформлению акта по ее вводу в эксплуатацию. Также презюмируется необходимость проверить правомерность отказа уполномоченных органов в выдаче таковых разрешений или актов.

Следует отметить, что сегодня, в русле реализации дачной амнистии, в ситуации, когда происходит строительство или реконструкция объектов индивидуального жилищного строительства или садовых домов, закон не обязывает владельца обязательно получать разрешения на строительство и разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. В ч. 19 ст. 55 ГрК РФ орган местного самоуправления, в чьей компетенции находится предоставление разрешений на строительство, должен получить от застройщика уведомление об окончании строительства. В этом документе указывается предпочитаемый способ связи, именно по этому каналу муниципальные власти направляют застройщику уведомление о соответствии построенных или реконструированных объектов индивидуального жилищного строительства или садового дома требованиям градостроительной документации. Если же новый дом им не соответствует, в уведомлении о несоответствии должны быть указаны все нарушенные параметры.

Следовательно, перед тем, как обратится в суд, нужно получить от местных властей уведомление о соответствии или несоответствии постройки градостроительным нормам и правилам.

При подготовке иска нужно обратить внимание на несколько нюансов. Прежде всего, если самовольной оказалась только пристройка к дому, у суда необходимо просить признание права собственности не на этот частный объект, а на дом в реконструированном виде. Вспоминая Обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, нужно обратить внимание на то, что любая пристройка меняет общую площадь всего дома. Его параметры, размер, планировка и площадь,  меняются,  возникает новый объект и необходимо добиваться признания права собственности именно на него. Право владельца на собственность защищается именно тем признания его на реконструированный объект, включающий и дом (квартиру), и пристройку, отличающийся от первоначального площадью и геометрическим границами.

Согласие правообладателей соседних земельных участков на строительство

Не секрет, что градостроительные нормы и правила при возведении новых зданий и сооружений нарушаются постоянно, к этому граждане и контролирующие органы уже привыкли. Высказал свое мнение о ней и ВС РФ и его позиция может оказаться достаточно спорной, ее обзору и посвящена статья.

Преамбула дела достаточно проста. Администрация одного из районов подала в суд иск к гражданину. Сутью требований стало взведение на собственном участке дома, состоящего из четырех этажей. В нарушении закона необходимая для такой этажности проектная документация не была разработана и утверждена, не прошла экспертизу. Также были нарушены требования к параметрам нормативных отступов от границ земельного участка. Ответчик неоднократно нарушил градостроительное законодательство. Это может привести к нагрузке на коммуникации и инженерные сети, а также уже стало нарушением полномочий органа местного самоуправления по планировке и застройке территорий. Истец не исключал также возможность угрозы жизни и здоровью людей. В первой и апелляционной инстанции, в краевом суде, истцу в удовлетворении его требований суд отказал. В основу своего решения он положил то, что в общем новый дом полностью соответствует градостроительным нормам и правилам. При этом участок расположен в планировочной зоне, в которой разрешено строительство пансионатов максимальной этажностью в 3 этажа. Процент застройки участка был установлен на уровне 60%.

Важно, что соседи, смежные землепользователи согласились подписать и нотариально удостоверить свое согласие на строительство коттеджа без соблюдения минимальных отступов от границ их земельных участков, это свидетельствовало о том, что их права и интересы нарушены не были. Суд отметил, что представитель истца не смог доказать сам факт нарушение прав и интересов и самого муниципального образования и иных третьих лиц этой постройкой.

После того, как рассмотрение дела перешло в компетенцию Судебной коллегии ВС РФ,  было вынесено определение от 17.02.2015 №18-КГ14-200,в нем оба предыдущих вердикта были отменены. Коллегия отметила, что первая и вторая инстанция обязана была установить, не угрожает ли самовольно построенное здание жизни и здоровью третьих лиц, что  могло быть определено при проведении государственной экспертизы проектной документации, не нарушает ли здание права граждан, предпринимались ли самостоятельные  попытки ее  оформления. Только если все эти шаги были бы судом предприняты,  он был вправе отказать в иске о ее сносе. Сам факт подготовки нотариального удостоверенного согласия соседей не является достаточным подтверждением отсутствия нарушения прав граждан. Требования градостроительной документации, направленные на защиту неопределенного круга лиц, должны соблюдаться.

Это мнение ВС РФ ставит перед юристами вопрос, допустимо ли при рассмотрении других дел опираться на высказанную позицию о том, что любое нарушение градостроительных регламентов создает угрозу жизни и здоровью неопределенного круга лиц. Скорее всего, эта позиция не всегда выглядит обоснованной. Вторая позиция суда, о том, что нотариально удостоверенное согласие соседей не становится фактором, освобождающим застройщика от необходимости соблюдать регламенты, спорить невозможно. Но просто факт единичного нарушения регламентов сам по себе далеко не всегда способен создать угрозу жизни и здоровью неопределенного круга лиц.

Надо понимать, что эта позиция неоднозначна и прямо противоречит ранее принятым разъяснениям высших судов. Если внимательно рассматривать п. 26 постановления Пленума ВС РФ № 10 и Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010, то можно увидеть, что суд при рассмотрении различных исков о признании прав собственности на любые самовольно возведенные постройки, здания, строения и сооружения,  суд обязан установить, насколько существенными были нарушения градостроительных регламентов, допущенные при самовольном строительстве. Суд также обязан установить, создает ли строение непосредственную угрозу жизни и здоровью третьих лиц, для чего часто требуется экспертиза. Она назначается, если суду не были представлены в качестве доказательств заключения компетентных органов или если он сомневается в их правомерности, качестве или достоверности.

Смысл этих разъяснений предполагает, что суд обязан установить не только факт нарушения градостроительной документации, но и то, насколько такое нарушение угрожает жизни и здоровью граждан. Ему для этого потребуется представить заключения профессионалов, государственных органов или отчеты о проведении судебно-строительной экспертизы.

Обращаясь к п. 46 вышеуказанного постановления обеих высших судебных инстанций, можно обнаружить еще одну позицию, полностью совпадающую с той, которая озвучена в п. 26. Она гласит, что в процессе рассмотрения исковых заявлений, заявляемых в целях устранении нарушений права лиц, не связанных с лишением права владения участка путем строительства объекта, суд обязан определить, соблюдались ли застройщиком градостроительные регламенты и строительные нормы и правила в процессе возведения конкретного объекта. Если было зафиксировано какое-либо несоблюдение, даже не вполне значительное,  иск, поданный в защиту прав лица, чьи интересы ущемлены новой постройкой, допустимо удовлетворить. Но для этого необходимо установить, что вместе с регламентами было нарушено право собственности или прав иного законного владения, принадлежащее лицу, подавшему исковое заявление. Юрист, опираясь на собственный здравый смысл, должен уметь доказать, что простое нарушение регламентов, градостроительных и строительных норм и правил может оказаться минимальным и не создавать абсолютно никаких признаков угрозы жизни и здоровью третьих лиц.

Можно допустить, что определение судебной коллегии оказалось таким категоричным только по той причине, что истцом была местная администрация, и оно было направлено на предотвращение дальнейших аналогичных нарушений со стороны городских застройщиков. Это толкование имеет право на существование, не отбирая у юристов права апеллировать к более ранним и более конкретным документам, выпушенным высшими судами. Решение судов должно приниматься на основании презумпции равенства обеих сторон состязательного процесса перед законом и судом.